» » Легко ли быть юным дарованием

Легко ли быть юным дарованием

1001.ru — Легко ли быть вундеркиндом?

Вундеркинды поражают окружающих сверхранним развитием и недетскими достижениями. Авиценна, Гендель, Моцарт, Бетховен, Шопен — имена тех вундеркиндов, гений которых с годами раскрылся в полную силу. Большинство же юных дарований во взрослой жизни «гаснут». Почему это происходит? Легко ли быть одаренным сверх меры? И как помочь юным талантам вырасти в незаурядных взрослых?

Магические волны

Теорий — масса. Врачи, например, предполагают, что сверхраннее проявление одаренности — результат высокого уровня гормонов в гипофизе, надпочечниках и некоторых других железах.

А биофизики считают: вундеркиндов «делают» геомагнитные волны, влияющие на плод. Геомагнитное поле Земли бывает очень разным, его интенсивность зависит от Солнца и других планет. В общем, если звезды правильно сойдутся, родится потенциальный гений.

К шести годам Ян Непомнящий выполнил норму первого разряда, а уже в десять лет его чествовали как чемпиона Европы среди сверстников. Яну предложили свободное посещение занятий, однако и мама, Лилия Борисовна, и дядя сочли такие послабления излишними. Иначе и быть не могло, ведь оба преподают в лучшей брянской гимназии, где учится и Ян.

Возвратившись с каких-либо соревнований, чемпион в течение двух недель восполняет пробелы образования, догоняя одноклассников, потом снова на полмесяца куда-нибудь уезжает. За учебный год выпадает два-три месяца, но этот рваный режим уже не является для него непреодолимой помехой... Расти в семье педагогов - задача нелегкая. Шагу не ступить, чтобы не нарваться на правильную мысль старших. Игорь Борисович, например, обеспокоен тем, что в характере племянника присутствует избыток индивидуализма.

Помимо названных, есть еще немало способов, с помощью которых родители достаточно успешно воюют с познавательной потребностью. Тут и «разорванное» внимание, очень рано с помощью родителей формирующееся у детей, и принуждение к чтению, вообще к мыслительной работе, которая с самого начала рассматривается исключительно как долг. Учиться - это для ребенка долг. Что может быть ужасней, особенно для маленького ребенка? Это отсутствие всякого интереса к вопросам ребенка, в том числе и познавательного характера. Это и наказания за исследовательскую деятельность (сломанную игрушку, например), и неизвестно откуда взявшиеся педагогические предрассудки - не баловать ребенка (в результате чего лишний раз показать ребенку, что его любят - значит баловать). И еще много чего... Всего этого было бы достаточно, чтобы уничтожить познавательную потребность в самом зародыше.

Важнейший элемент развития одаренности - это, конечно, климат в семье. Одаренные дети, как правило, вырастают в семьях, безусловно, интеллигентных, скорее, даже в семьях интеллектуалов. И дело здесь не в особых генах: как мы уже выяснили, у всех здоровых детей генов вполне достаточно на вполне яркие способности. Дело именно в атмосфере в семье, в системе ее основных ценностей. Мы все живем трудно, у всех на уме, как прожить, однако и в этих условиях для одних семей именно потребительские интересы стали главными, а в других семьях у родителей были, есть и будут при любой политической и экономической погоде духовные интересы.
Какая стратегия наиболее благоприятна для развития познавательной потребности? Наверное, многим покажется удивительным тот факт, что наиболее продвинутые, развитые дети были у мам , которые углублены в свои занятия, не очень-то, казалось бы, обращая внимание на ребенка. Все дело в том, что дети в этих семьях, у этих мам живут в атмосфере ярких познавательных интересов самих родителей, и это оказывается более весомым, чем любые воспитательные меры. Вероятность, что ребенок будет любить чтение, если этого не любит мать, конечно, есть, но очень невысокая. А вот вероятность того, что для ребенка любимым развлечением станет телевизор, если в семье именно он - главный досуг, почти стопроцентная.

Климат в семье - принципиальная основа для развития познавательной потребности. Но сам по себе климат очень часто является лишь отражением более глобальной системы, окружающей ребенка, своего рода, семейной педагогической системы. Ту, что чаще всего представлена в наших семьях, наиболее точно можно обозначить как репрессивно-анархическую. Ребенку по такой педагогике запрещается чуть ли не все и вместе с тем фактически, в реальности, почти ничего не запрещается.
А что всегда запрещается у нас? Или все разрешается? Все зависит, как правило, от настроения мамы или папы. Никаких правил нет.
Вот пример. Вообще нельзя ребенку забираться на подоконник, но если внизу на работу спешит папа, то мама сама его поставит – «помаши папе ручкой». Или - я бываю в доме вполне интеллигентных людей, чей ребенок очень любит играть взрослым телефоном и ему, что вполне понятно, это запрещают: телефон - не игрушка. Но вот как-то раз я прихожу и вижу, что ребенок взял телефон и что-то там «названивает». Почему? Ведь раньше запрещали. Оказалось, что у ребенка температура, и мама, желая как-то его развеселить, сняла запрет. Что, недоумеваю я, это последнее желание ребенка и уж про все надо забыть, чтобы выполнить его каприз? А в следующий раз ребенок специально «затемпературит», чтобы не идти в школу или чтобы просто добиться своего. Дети это умеют.

Или другой случай. Ребенок вытащил кастрюли и играет с ними на полу. Начинается крик – «это тебе не игрушки, положи тотчас же!». Спрашиваю, а почему нельзя поиграть с кастрюлями - это действительно новая игра, что тут плохого - кастрюлю ведь после нетрудно вымыть. Никакого разумного ответа кроме одного: «Это не игрушка». Самое характерное для нашего воспитания то, что запрет на игру с кастрюлей отнюдь не постоянный: в следующий раз маме будет не до этого, и она просто не обратит внимания на то, чем играет ребенок. И так всегда и всюду.
Вот еще пример. Большинству родителей понятно, что определенные волевые навыки необходимо развивать у ребенка с детства. Многие психологи считают, что чуть ли не с года, с полутора. Скажем, надо добиваться, чтобы ребенок сам убирал свои игрушки. И здесь все зависит от настроения родителей - то они требуют, а то мама пришла в хорошем настроении, принесла торт: «Иди, сыночек, играй, я сама уберу».
Так что же, в конечном счете, у нас всегда запрещается? Ребенок живет в мире, где отсутствует определенность, где за любое действие могут наказать, а могут и не наказать - как выйдет. Все время стращают наказаниями - а наказывают редко и несправедливо, обидно, нелепо. Мир, в котором ребенок постоянно может быть наказан, а может не быть наказан, - этот мир разрушает детскую психику, начиная именно с познавательной потребности. Но если бы дело одной этой потребностью и ограничивалось! Возникает определенная личность, рассчитывающая на «авось», на «как-нибудь», на кривую, которая куда-нибудь да вывезет.

Вся непоследовательность нашей семейной педагогики достигает пика, когда ребенок идет в школу. С одной стороны, кто из родителей не знает, что ребенок должен учиться с желанием, а с другой стороны, есть понятие долга, которое родители решили наконец-то ребенку внушить: «Ты должен учиться, это - твой долг, твоя обязанность. Наша обязанность - работать, кормить тебя, одевать, а твоя обязанность - хорошо учиться». Слов нет, чувство долга должно быть у ребенка, и его нужно развивать как можно раньше (на примере тех же игрушек, скажем, которые ребенок должен убирать, достигнув возраста, когда уверенно начнет ходить). Однако нужно ли формировать чувство долга по отношению к учению до того, как ребенок начал ходить в школу? Ничего не может быть опаснее для развития способностей - ведь благодаря такому воспитанию у ребенка с учением будут связаны не радость, не та самая познавательная потребность, которая только и развивает способности, а принуждение, необходимость. И даже если у ребенка была познавательная потребность, когда он пошел в школу, то очень скоро от нее ничего не останется. Нет, конечно, какая-то познавательная потребность останется, но она вся уйдет в телевизор, в развлечения, будет, по сути, псевдопознавательной.
А тут еще ко всему прочему добавляется и наказание ребенка за плохие отметки (по крайней мере, за это «ругают»), т. е. за то, в чем ребенок, по сути дела, еще не виноват - он еще не умеет учиться, его никто не научил. Стоит ли после этого удивляться, что большинство детей в нашей школе неспособных!

shkolnik-po-prozvishhu-mini-mone-zarabotal-22-mln-za-20-minut_43193_1 (625x467, 95Kb)


Цены на картины, написанные юным гением, колеблются от 3,5 тысяч долларов за небольшую акварель до 30 тысяч долларов за зимний пейзаж, написанный возле его дома в Норфолке.

А открытием концерта, представившего такие замечательные юные таланты, что особенно созвучно «Году здорового ребенка», стали собственные сочинения Джаннат Хусейнзода. 8-летний композитор представила несколько своих музыкальных пьесок, в которых продумано не только музыкальное содержание, но и отражающее его название.

Вот звучит музыкальная пьеса «Река» и под пальчиками маленького музыканта рождаются звуки то бурлящей на порогах, то спокойной в течение реки, которые полностью объединяют в одно целое восприятие композитора и слушателя. Музыка передает целый мир, живущий в душе автора, мир, который заполняет его, заставляет волноваться и которым он хочет поделиться с окружающими. Звучит пьеса «Самарканд» и нам представляются караванные тропы, внимает «Прогулкам по Китаю» и мы уже мысленно путешествуем тихими неслышными шагами по грандиозным дворцовым покоям грозных китайских императоров. Лиричность маленького автора в полной мере передана в его «Колыбельной», его иронические нотки – в музыкальной зарисовке «Будильник». А то, что композитору только восемь, подсказывает пьеса, посвященная школе – в ней словно соседствуют восторг и трепет, присущие школьным будням, сочетание несочетаемого – строгости и озорства. И уж совсем детское восприятие мира отражено в еще одной мини-пьесе «Весенний звон», передающей присущее именно такому возрасту чудо восприятия ребенком пробуждения природы с его звуками капели, птичьими переливами, оживающими красками первого цветения. Слушая эти произведения, сочиненные в 8 лет, невольно думаешь о том, что это счастье – успеть и суметь запечатлеть в музыке свое восприятие в такие годы! Пройдет время, маленький композитор подрастет, и не что иное так, как эта музыка, не сможет сказать Джаннат и всем остальным – как звучит мир для 8-летнего ребенка. Удивительно, но так случайно вроде бы начавшееся занятие музыкой сегодня стало сущностью этого ребенка. Уже выпущена первая книжка ее музыкальных пьес, готовится вторая. По завершении концерта нельзя было не удержаться от вопросов к самой Джаннат. И вот какой получился диалог.

– Скажи, пожалуйста, Джаннат, в какое время ты сочиняешь музыку?

Хочу поделиться такой необычной историей.

    
2.Привлечение для
участия в общих коллективных делах.

    
3.Работа с полным
классом.

2
подгруппа – учащиеся 9-11 классов. Основной задачей данной подгруппы является
оказание методической, технической помощи учащимся основной подгруппы при
подготовке научных работ.

цели:  также, что учащиеся, входящие в НОУ, будут
участвовать и в творческих конкурсах. Поэтому руководителем НОУ ставятся
дополнительные  Предполагается

1.
Создание условий в ОУ для всестороннего раскрытия способностей и творческой
активности учащихся;

В НОМИНАЦИИ «ПРЕОДОЛЕНИЕ»  

Уляков Михаил

(отделение по легкой атлетике ДЮСШ)

Целеустремленный, упорный и коммуникабельный юноша. В 2009 году он стал победителем легкоатлетического кросса, посвященного Дню Победы, в 2010 - занял 2 место, а еще Миша - чемпион школы по прыжкам в высоту.


Данил ЗИБОРОВ. Школьник.

Микеланджело никогда не был женат, детей у него тоже не было. Когда один его приятель, священник, выразил сожаление по этому поводу, мастер ответил ему: «И без женщин достаточно терзаний доставило мне искусство, детьми моими будут произведения, которые я оставлю после себя».

Наверх